Казалось, хуже быть уже не может, но, открыв дверь квартиры, Джеймс понял, что уровень напряженности ситуации только что перешел с отметки «все ужасно» к «просто катастрофа». Молча пронаблюдав, как с лица стоящей за порогом Мерфи исчезает радостное выражение, сменяясь растерянностью и страхом <читать дальше>

Northern Lights

Объявление

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА
NORTHERN LIGHTS!


тематика: сверхспособности, NC-17
время и дата: июль-август 2031
место: о.Элсмир, Канада

Alastor GringoireCarys SalveynIngrid BergHardin GoreElsa Wyatt
гостевая сюжет FAQ список способностей список внешностей список населения шаблон анкеты правила

♦ На Элсмире началась ЭПИДЕМИЯ
♦ У нас появилась акция на ИСКАТЕЛЕЙ ПРИКЛЮЧЕНИЙ
♦ Не забывайте читать ОБЪЯВЛЕНИЯ
♦ Для вашего удобства создана ХРОНОЛОГИЯ


Когда на мир опускается тьма, начинается паника. Когда эта тьма дарит людям свет - начинается хаос.
П Е Р Е К Л И Ч К А

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Northern Lights » ночи нет конца » walk with the noise


walk with the noise

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

WALK WITH THE NOISE
http://25.media.tumblr.com/329bda78062fc6c7c3f64e492a1f0d26/tumblr_mu4xqj6HIb1rpyd12o10_250.gif http://31.media.tumblr.com/a0d3ff28f54a2d192529f4f1f54362d1/tumblr_n46yd8qh611qehsoxo1_250.gif
royal deluxe – i'm gonna do my thing

» МЕСТО И ВРЕМЯ.
Май, 2031 года; Алерт, дом Кирена и Агнес.
» УЧАСТНИКИ СОБЫТИЙ.
Альда & Кирен Уолш.
» КРАТКАЯ ПРЕДЫСТОРИЯ.
Покидая Калгари, Кирен был уверен, что младшая сестра его не ослушается.

Отредактировано Alda Walsh (2015-06-16 20:41:41)

+1

2

Внешний вид: желтая толстовка, джинсы, обута в кеды, волосы собраны в хвост.
На минуту, спускаясь вместе с немногочисленными пассажирами парома, прибывшими на Элсмир, Альда пожалела о своем решении - ей не следовало отправляться за братом. Ей следовало подыскать квартирку в Калгари или, может быть, податься в Штаты - во Флориду, например, где круглый год лето... Однако же она ломанулась вслед за Киреном - и оказалась в богом забытом городишке, встретившем ее проливным дождем и пробирающим до костей ветром. Молодец, Альда.
В иной раз она, может, и продолжила бы себя жалеть - но сейчас было не до того. Мысли Альды, пытавшейся протолкаться через гомонящих старух и мамаш, поторапливающих и тянущих своих детишек за руки, тут же унеслись в другом направлении - ей нужно было найти укрытие, где она смогла бы переждать дождь и дозвониться до брата. Такое нашлось практически сразу, только она очутилась на твердой земле, - рядом с пристанью обнаружилась небольшая забегаловка, над дверями которой красовался широкий навес, провисший под тяжестью дождевой воды. Альда поспешила под него и, остановившись перед витриной и нервно пританцовывая - промокшая, она чертовски замерзла, - достала из кармана брюк телефон. Уставившись на дисплей, она выругалась - полоска, показывающая степень зарядки, была пустой и мигала, сигнализируя, что мобильный вот-вот отключится.
Надеясь, что телефону хватит сил на то, чтобы совершить один-единственный звонок, она набрала номер брата. Закусив губу, она слушала длинные гудки - возьми же трубку, возьми же трубку наконец! - и едва не закричала от радости, когда в динамике раздался голос Кирена.
- Привет! - успела закричать она, и тут ее мобильный, издав протяжный горестный писк, отключился. - Вот дерьмо!
Она попыталась включить телефон, но его экран, помигав, тут же гас. Альда еще раз выругалась, кляня все на свете, и, постояв немного, зашла в заведение, возле которого ошивалась; пройдя через небольшой, с низким потолком зал, оказавшийся почти пустым - только парочка завсегдатаев в уголке потягивали пиво, - она оказалась за барной стойкой и улыбнулась скучавшему бармену, взглянувшему на нее не без интереса и ответившему кислой ухмылкой.
- Можно зарядить у вас телефон? - поинтересовалась она, демонстрируя мертвый мобильный и устраиваясь на одном из высоких стульев. - А еще я бы пива выпила.
Бармен пожал плечами и, показав ей розетку на стене, налил стакан темного пива. Кинув промокшую сумку на соседний стул, Альда принялась потягивать напиток, в то время как бармен, оживившийся, стал расспрашивать ее о цели приезда. Пояснив, что приехала к брату, Альда поинтересовалась, не встречал ли бармен Кирена Уолша, - и очень обрадовалась, когда тот, поднапрягши память, ответил положительно и объяснил, что тот пару раз захаживал вместе с подругой да в городе на глаза попадался. Однако подсказать, где Кирен живет, он не смог - предположил только, что он, по примеру других гостей города, мог снимать дом на улице, что располагалась за несколько кварталов от пристани. Этих данных для Альды оказалось достаточно - она, успевшая прикончить второй стакан пива и почувствовавшая прилив энергии, по сути бессмысленной, но требовавшей выхода, подхватила свои вещички и, поблагодарив и расплатившись с барменом, понеслась на поиски брата.
Нужную улицу она нашла быстро - Алерт оказался городком небольшим, заблудиться в нем не сумел бы даже ребенок, - и, шлепая по лужам и придерживая капюшон, промокший, впрочем, насквозь и потому от дождя не спасавший, теперь шла мимо одинаковых аккуратных домиков, гадая, какой из них может оказаться домом ее брата. Не желая разгуливать по дворам, стучась то в одну дверь, то в другую, она достала телефон и включила его, чтобы позвонить Кирену, однако тот ее опередил - она не успела открыть список контактов, как на дисплее высветился входящий от брата.
- Привет! Я в городе! - на одном дыхании выпалила она и, не давая Кирену осознать и возмутиться сказанным, тут же продолжила. - Не встретишь меня?

+2

3

Когда тебе кажется, что в жизни не случится ничего хуже, чем очутиться на краю света (в буквальном смысле этого слова), то кто-то сверху очень громко смеется и кидает в тебя еще по монетке, что больно врезаются в твое тело. И насколько бы ты не был сильным, насколько бы хорошо не умел играть свою роль: "я же мужик", в какой-то момент, тебе просто захочется закричать во всеуслышание, чтобы шли нахуй. Ты забудешь о морали, о воспитании родителей, что непременно бы цокнули и сказали: "разве этому мы тебя учили, Кирен" или вовсе бы отправили мыть рот с мылом.
Тебе будет все равно на то, что подумают остальные. Тебе будет все равно на то, как ты выглядишь в этот момент.
Тебе будет - похуй.
Потому что в этот момент тебя будут переполнять столько эмоций, от которых захочется или разорваться на тысячи кусков, или же вовсе провалиться под землю.
Отчаяние, смятение и... страх. Нет. не за свою жизнь, не за свою бренную шкурку, а за кого-то другого.

Примерно подобный коктейль из невообразимых эмоций, коктейль, созданный из обстоятельств, сейчас пробовал на вкус Кирен Уолш, примерный сын, всегда вежливый друг и внимательный брат. И все началось, стоило им отпустить Кристофера к сестре, в тот самый злополучный день, когда их лучший друг сказал: "Мы останемся здесь, пока во всем не разберемся". И раз пришлось остаться, значит пришлось искать жилье. Нет, тут было, как ни странно, полно домиков для подобных искателей приключений, так что с выбором места для жилья - вопрос не стоял. Все самое сложное произошло после, на следующее утро, когда Кирен увидел Агнесс в милых шортиках и майке, в которой она спала, видел ее заспанное лицо и полный кавардак на голове.
И сердце пропустило удар.
Такое бывало и раньше, но, в тот момент к нему пришла мысль, что он бесконечно пропал. Влюбиться  в лучшего друга, вспомнить тот злосчастный поцелуй, о котором она вообще не помнила, кажется, - разве кому-то могло так повезти, как всегда-правильно-и-отзывчивому Кирену?
Наверное нет.

И вот, проходили дни, Кирен продолжал наблюдать такую картину и, кажется, даже смирился. Украдкой смотрел на Агнесс, продолжая, собственно, разговаривать с ней как с давней подругой, не подавая вида, что каждый раз, когда утром она выходит к завтраку, сердце пропускает удар.
Не подавая вида, что все время пытается украдкой уловить ее, кажется цветочный, аромат.
Нет. Кирен держался, был напряжен и на все вопросы отвечал,что ему тут просто не очень нравится. А потом глупо улыбался и отшучивался, что это потому, что они еще не покорили ни одну вершину, которая так его и манит.
Он отшучивался и не проронил и слова о настоящей причине его легкой хмурости.
Отшучивался настолько, как ему кажется, долго, что и сам поверил.

Но однажды утром, пусть и за окном все еще не было рассвета, кто-то сверху кинул в него очередную монетку, которая была телефонным звонком. Едва продрав глаза, Кир потянулся к мобильному, который работал с перебоями, и почти сдох, нахмурился,не смотря на номер, что определился на дисплее, сразу же нажимая на "принять". Короткое "Привет!", радостное "Привет", заставило Кирена резко сесть и тут же пожалеть об этом.
- АЛЬДА?! - тут же ответил он, наверное, разбудив кого-то в доме, но ему как-то было все равно. Родители до него дозвониться не могли, так как эта мелкая смогла... Твою мать!
Он кое-как поднялся, а точнее рухнул на пол, после чего окончательно уже проснулся. Стал носиться по комнате, пытаясь поймать хоть одно деление сети. Получилось это сделать, только подойдя к окну и практически прижавшись к нему всем телом, словно Кирен пытался вывалиться из него. Кирен тут же судорожно нажал на кнопку "вызвать последний номер" и прижал телефон к уху, готовясь к жутким помехам. Но их не было. Было только сухое:
- Абонент недоступен. Попробуйте позвонить позднее.

Кирен смачно, сам от себя того не ожидая, руганулся и пошел приводить себя в порядок, не выпуская, естественно телефона из рук. Когда с душем было покончено, а Альда так и не перезвонила, и все также была недоступна, Кир решил что нужно перекусить. Вот только в рот ничего не лезло, он был настолько напряжен, что кажется, его напряжение можно было пощупать. Парень несколько раз судорожно вздохнул, а когда на кухне показалась Агнесс, тут же нацепил улыбку, впрочем, продолжая наблюдать за телефоном.
"Какого хрена она сюда приехала? Твою мать, я ее сейчас найду и таких пиздюлей надаю, что месяц сидеть не сможет! Бля, да что ж она телефон то не берет. Черт-черт-черт... А если что-то случилось? Так, Кир, спокойно. Вон, послушай Агнесс..."
- Прости, Агнесс, у меня сейчас нет настроения снова обсуждать план подъема, - довольно грубо, впервые в жизни грубо, отозвался Уолш на какой-то "шум" исходивший от Агнесс. Он поднялся со стула и тут же начал снова судорожно пытаться дозвониться до Альды.

Получилось это на пятидесятый раз. Альда, видимо, зная, до какого состояния может довести брата, тут же выпалила то, что сказать не успела. Кирен громко сглотнул, отгоняя от себя мысли, что ее уже успели поймать преступники и ее надо непременно спасать.
- Где именно ты сейчас? - холодно спросил Кирен и, получив ответ от сестры, добавил все тем же холодным, но с нотками металла в голосе: - Стой на месте, я сейчас буду.
Он отключился и вылетел из своей комнаты, чуть ли не сбивая с ног Кристофера, слегка задев Агнесс, но совершенно перед ними не извиняясь. Кирен быстро обулся, взял свою куртку и вылетел из дома, одевая теплый верх уже на улице. Если бы рядом кто-то был, то мог бы услышать, как Кирен от злости скрипит зубами, как ему хочется орать, что собственно он и сделал, стоило ему подойти к Альде.
- Какого хуя ты тут делаешь, а?! Ты не смотрела новости?! Думаешь тут самое безопасное место?! Какого хрена ты покатилась за мной сюда?! - он зло смотрел на Альду, практически испепеляя ее взглядом, игнорируя начинавшуюся болеть голову и непонятные эмоции внутри него, которые сам Кирен, в данный момент никак не мог испытывать. - Да еще и вырядилась, словно тут пляж!
Он был зол. Рад, конечно, что с ней ничего не произошло. Но все же - зол.
И ему было плевать, что их кто-то еще услышит.

+2

4

Объяснив Кирену, где находится, Альда стала ждать его появления - и готовиться отбивать его, страшно разозлившегося на нее, нападки; проще всего, размышляла она, пританцовывая на месте - алкоголь из ее организма выветривался, и она, прежде разгоряченная выпивкой, быстро замерзала, было признаться брату в том, что она была исключена из университета и поссорилась на этой почве с родителями и потому, собрав вещички, хлопнула гордо дверью, чтобы потом понять, что идти-то ей, собственно, некуда. Однако, думала она, засунув руки в карманы промокшей толстовки и трясясь, подобное признание разозлит Кирена не меньше, чем отца с матерью. А Альда хоть и привыкла, что старший покрывает все ее проступки, а не знала, как он себя поведет, взбесившись.

Так что следовало начать с чего-нибудь более невинного, например...
- Я соскучилась! - закричала она, когда, выскочив из дома и на ходу надевая теплую куртку, к ней, сыпля ругательствами, направился брат. Она кинулась к нему и крепко, искренне обрадовавшись ему, по которому действительно страшно скучала, стиснула Кирена в объятьях. - Мне так тебя не хватало! Мама с папой достали, вот я и поехала к тебе. И нет, я не смотрела новости, а что, показывали что-то интересное? - продолжая виснуть на шее брата, тараторила она.
Чмокнув его напоследок в щеку, она отступила на шаг, чтобы улыбнуться ему и затем скосить глаза на дом, из которого он вышел.
- А Агнесс там? О-о, я так хотела с ней повидаться! - если первые слова Альды и были несколько наигранными, то сейчас ее восторг был совершенно настоящим, и даже хмурая физиономия Кирена, готовившегося разразиться новой тирадой, не могла испортить ее настроения. Однако тот все еще мог отправить ее обратно на паром - понимая это, Альда подумала, что ей следует предпринять что-нибудь, что точно помешает брату выпроводить ее. Например, ей стоило напроситься в дом - чтобы там заручиться поддержкой подружки Кирена. - И правда прохладно. Пошли внутрь - ты мне кофе, а я тебе подробный рассказ всех своих невзгод.

+2

5

Да простит господь те души, что думают об убиении близкого. С особой жестокостью, так, чтобы этот человек понял наконец: жизнь - это не игрушки, это не съемки какого-либо телесериала, где все легко и просто. Тут нельзя оказаться в солнечной Флориде, лишь щелкнув для этого пальцами; невозможно и влюбиться с первого взгляда - так, чтобы навсегда. Жизнь - полна опасностей, но совершенно не теми, что сулят приключение и радость. Вместо радости - будет разочарование, вместо счастья - боль, от которой оправиться ты, возможно, никогда не сможешь.
Нет, Кирен не переживал подобного, его жизнь была спокойна и действительно полна приключений. Но видимо, в отличии от сестры, Кир был все же куда более настроен на реальность. Он просчитывал ходы, следил за новостями и слушал окружающих, он любил рисковать, но рисковать тогда - когда можно,а не тогда, когда взбредет в голову покрасоваться перед девочками. Его же сестра, как то сам замечал Кирен не раз, была слишком импульсивна, она действовала по наитию, считая ежесекундную идею - самой верной на всем белом свете.
И как можно было объяснить ей, этой маленькой, но колкой занозе в одном месте, что так делать не стоит.
Что пусть он и ругается на нее, но все же переживает за сохранность младшей сестры, как и полагается старшему брату, который любит это маленькое чудо всем своим сердцем.
- Если ты подумала, что так ты заговоришь мне зубы - ты очень ошибаешься, Альда, - отвечает Кирен, все же обнимая сестру и прижимая ее к себе покрепче. Он чувствует, как она дрожит от холода, а потому, как только сестра отстраняется от него, Кирен снимает куртку и накидывает ей на плечи, не желая, чтобы малышка-Уолш простудилась и слегка с пневмонией. - Агнесс дома, но не думай, что она станет тебя поддерживать. Мы с ней уже говорили об этом. 
Он смотрит на нее совершенно серьезным взглядом, не задумываясь о том, что холодный воздух Алерта прокрадывается под кофту, и заставляет парня чуть дернуться, от внезапной, для него конечно, дрожи. После чего, Кирен только тяжело вздыхает и смотрит на сестру. Нет, конечно он мог бы продолжить свою гневную тираду, взять сестру за шкирку и.. а что и? Уехать она отсюда все равно не сможет, да и никто сможет покинуть этот остров, пока невидимый купол накрывает его. Так что возвращать сестру обратно на паром и отправлять к родителям - не имело ровно никакого смысла, только суматоху поднимет лишнюю. Поэтому, парень осторожно обнимает сестру за плечи и ведет в дом, из которого только что выбежал ей на встречу.
- Дома даже не вздумай шуметь. Ребята спят, будет не хорошо, если кто-то из них встанет не с той ноги, поняла? - уже более спокойно проговаривает Уолш, через пару минут открывая дверь в прохожую.
Они сталкиваются с Агнесс, которая куда-то срочно спешит и, тем самым, лишая Альду возможной поддержки. Но тем и лучше. Кирен не любил кого-то посвящать в семейные скандалы, даже Агнесс не часто рассказывал о ссорах с родителями и новых выходках сестры. А теперь, когда они оказались на острове, они и вовсе стали слишком мало общаться, и чаще друг друга избегать. Поэтому, как думал сам Кирен, не стоит лишний раз нагружать Агнесс своими проблемами, к тому же, у той, наверняка, своих дел невпроворот.
Парень отходит  в сторону, интересуется когда Агнесс вернется, но ответа не получает. Ему удается только проследить за девушкой, в какую сторону та пошла, получив новый укол совести и ревности от мысли, что у той кто-то появился на этом чертовом острове. И это заставляет Кирена еще больше возненавидеть это место, еще больше взращивая внутри желание поскорее убраться из Алерта, вернуться в их тихий городок и забыть о всем, как страшный сон. Только вот, выбраться не получится, и, кажется Кирену, что тут они и состарятся, в этих снегах,  тьме и при северном сиянии.
Ну чем не романтика, а?
Он поворачивает голову и встречается с удивленным взглядом сестры. На это Кирен только подталкивает ее внутрь дома и закрыв за собой дверь, позволяет себе устало, словно бы он не спал несколько суток, протереть лицо рукой.
- Раздевайся и проходи... сейчас сделаю кофе и ты мне все расскажешь, - быстро проговаривает парень, разуваясь и совершенно не желая объяснять сестре: что это сейчас было. Потому что он сам не знает, что произошло, почему они так начали общаться и какая черная кошка между ними пробежала.

+1

6

Брат стащил с себя куртку и накинул на плечи Альды, которая, запахнувшись поплотнее, благодарно улыбнулась в ответ и прильнула к старшему, когда он вновь обнял ее. Внутри она ликовала - по его поведению Альда уже поняла, что победила, что Кирен в очередной раз пошел на поводу у своей бестолковой сестрицы, что она не окажется вынужденной с позором возвращаться в отчий дом, - но своего восторга старалась пока не выдавать - из, пусть и безосновательных, опасений, что старший может передумать. Лучше, думала Альда, покрепче обнимая брата, не искушать судьбу и оставить бурные выражения радости на потом, когда под ее ногами окажется почва понадежнее.
- Буду тихой, как мышка, - пообещала она, когда все еще кислый, но уже явно успокоившийся Кирен обратился к ней, прежде чем запустить внутрь дома. На пороге их встретила Агнесс, Альда обрадовалась - в подруге брата она чуяла сочувствие и поддержку, которыми не преминула бы воспользоваться, - однако их встреча оказалась короткой; обменявшись улыбками и скомканными приветствиями, они тут же распрощались - Агнесс куда-то спешила. Она натянула верхнюю одежду, уйдя от прямого ответа на адресованный ей вопрос Кирена, и была такова.
Альда, скидывая куртку и разуваясь, проводила ее взглядом и затем посмотрела на брата - скорый побег ее удивил, однако поинтересоваться причиной подобного поведения Агнесс она не успела, ведь Кирен, словно зная, что за вопрос вылетит изо рта сестры, и явно желая избежать на него ответа, поспешил подтолкнуть ее вперед, в сторону кухни, и напомнить ей о ее недавнем обещании: история в обмен на чашку кофе. Альда подчинилась - разузнать, что происходит между братом и его подружкой, у нее еще будет время, пока же у них имелись более актуальные темы.
Подхватив сумку, она двинулась по коридору и, оказавшись на просторной кухне, устроилась за столом; ей бы переодеться, но прочая одежда, подумала она, грустно взглянув на свой тряпичный баул, лежавший между ногами, наверняка вся вымокла. Хорошо, если парочка сухих трусов отыщется.
Кирен между тем взялся за обещанный сестре кофе, и та, наблюдая за братом, поерзала на стуле, показавшемся ей вдруг неудобным, - сейчас, когда пришло время для того, чтобы Альда поведала о своих проступках, ей стало неловко, она смутилась и не знала, как начать. Растерянность не была ей в привычку - обычно языкастая и не слишком совестливая Альда заявляла о своих промахах без обиняков, неся их по жизни, словно знамя, и только с братом она терялась. Пусть Альда и знала, что всегда может рассчитывать на поддержку Кирена, а все равно не любила признаваться в том, что что-то натворила, - ей не нравилось, что Кирен расстраивался и переживал из-за нее, и она боялась, что однажды чаша его терпения окажется переполненной.
- С чего бы начать, - протянула Альда, понимая, что оттягивать неприятный разговор бесполезно. - Ну, как ты знаешь, меня выперли из университета. И, как ты, опять же, знаешь, родители были в бешенстве. Пока ты был дома, они еще держали себя в руках, но вот ты уехал... О, начался кошмар. Мама все зудела и зудела: ищи работу, ищи работу, ищи работу... И - о боже - я нашла, - Альда закатила глаза к потолку, - моя подружка пообещала мне место в кофейне, но им-то этого мало! Что за работа такая, вернись в колледж, забудь обо всех своих наркоманах-друзьях, заведи роман с сынком нашего пастора и начни ходить в церковь, - понизив голос, Альда передразнила отца.
Кирен поставил перед ней чашку, и Альда тут же отхлебнула, чувствуя, что начинает согреваться.
- Утрирую, но суть ты уловил. Вывалили на меня тьму всяких "Ты должна", ну я и не выдержала. Сбежала к подруге, заночевала у нее. Утром звонит мама и вопит - домой, мол, не возвращайся, - ну я и не вернулась. То есть, вернулась, но когда их не было, - чтобы вещи собрать. А потом сразу на паром, к тебе.

0

7

Обычно, в семье с двумя детьми, старшие чаще всего выходят из-под контроля, чувствуя себя свободным и не скованным цепями родительской опеки. Они начинают пропадать по ночам, связываются с не лучшей компанией, нарушают закон... Одним словом: становятся неудачниками, которые не знают, что делать с появившейся долей самостоятельности и правом голоса и выбора. Обычно в таких семьях, старшие начинают ревновать родителей к младшему брату или сестре, потому что всё внимание уделяется только ему, и, в конце концов, каким бы свободным ты себя не чувствовал - это начинает раздражать. В голову может закрасться мысль, что ты более не любим, что ты, словно бракованный материал, выброшен за борт и забыт, как какая-то ошибка молодости. Но семья Кирена не была обычной. Сам Кирен не был похож на своих сверстников, в семьях которых, тоже появлялись младшие братья или сестры. А все по одной простой причине: Кирен любил свою младшую сестру.
Он любил еще тогда, в детстве, качать ее колыбель, особенно ночью, когда вымученные родители только прилегли спать, а Альда надумывала поплакать; он любил сидеть с ней подолгу и объяснять, какие фигуры куда надо складывать, что можно тащить в рот, а что нельзя. Уже тогда, когда он был еще совсем мальчишкой, кажется Кирен, обрек себя на заботу о младшей сестре, обрек себя на звание: самого близкого человека Альды Уолш, - за что, собственно, теперь ему приходилось расплачиваться.
Поэтому, он даже не пытается откинуть мысль, что согласившись пустить ее в дом, он автоматически проигрывает бой с неуемной сестрицей. Он откидывает мысль о том, что стоит Альде переступить порог их "дома" и та его уже не покинет, по крайне мере, если только сам Кирен не перекинет ее через плечо и не вернется с ней домой. Она найдет множества причин не уходить, подключит к своему коварному плану Агнесс, которая, конечно же, примет сторону Альды, пусть они и не такие уж закодычные подруги. Он не думает и о том, что младшая-Уолш, выросла отличным манипулятором, знает где и как нужно надавить, чтобы получить желаемое. Например, как и с этим кофе, который Кирен начал варить, стоило им оказаться на кухне съемного дома.
- Начни так, как есть, будь добра, - успевает проговорить Кирен, перед тем как сестра начнет рассказывать о случившемся безобразии, из-за которого она, собственно и приехала к нему.
Он слушает ее внимательно, не вставляет реплики из области "я так и знал", " а я говорил тебе подумать прежде", которые, к слову, так и пытались сорваться с его губ. Вместо этого он ставит кружку с кофе перед сестрой, подходит к окну, чтобы поплотней его закрыть, а потом возвращается к сестре, опираясь задницей о столешницу и складывая руки на груди.
- Тебе так сложно было выбрать что-то получше кафе, м? - наконец, проговаривает спокойно Кирен, хотя его выражение лица не сулит для сестры ничего хорошего. - Альда, это не курорт, чтобы ехать за мной. Ты к таким условиям совершенно не готова. А если с тобой что-то случится, а? Что я родителям скажу? Они ведь наверняка себе места не находят.
Он переживает: за нее, за родителей, за все что происходит вокруг них и с чем ему, простому парню, справится сейчас абсолютно не под силу. И хотя Кирен прекрасно знает, что уехать, даже при большом желании, Альда не сможет, это не прибавляет ему ни грамма хорошего настроения и спокойствия, ведь по крайне мере он будет знать, где сейчас находится его младшая сестра.
- Ты ведь им, конечно же. ничего не сказала, да? Куда поехала, зачем? - судорожно выдохнув, спрашивает Кирен, хотя в ответе и не нуждается. Он потирает переносицу пальцами, прикрывая на мгновение глаза. - Вот просто интересно... За что ты меня так не любишь, что тебе так сложно взяться за ум и хоть раз послушать родителей, а? Они ведь тебе не желают зла, всего лишь хотят чтобы ты была устроена лучше, чем они в свое время, Эль...

+1

8

Альда пьет свой кофе и старается не обращать внимание на вытянувшееся лицо Кирена - она догадывается, что тот едва держит себя в руках, однако этот факт Альда предпочитает игнорировать. Тем не менее, слова она начинает подбирать аккуратнее: вместо грубого ответа, рвущегося наружу, она только пожимает плечами.
- Я не рассчитывала оставаться там надолго, - говорит она. - Нужно было с чего-то начинать. Работа официанткой показалась мне неплохим стартом.
Альда привирает: в момент, когда ее подружка приглашала ее на работу, подобных мыслей в ее голове не роилось. Она просто уцепилась за первую попавшуюся вакансию на должность, показавшуюся ей простой в исполнении и занимающей совсем немного времени. Объяснять ход ее рассуждений брату Альда не намерена: по тому, как меняется его лицо в процессе их разговора, она догадывается, что отреагирует Кирен лишь немногим спокойнее, чем до него - их родители. Альда не собирается допускать одну и ту же ошибку дважды - Альда не собирается становиться виновницей еще одного скандала, не собирается выслушивать уже из уст брата те же обвинения, что вывалили на нее их родители, - и потому она действует осторожно, высказывается без резкости и старается, чтобы у Кирена сложилось впечатление, будто амбиции сестры простирались дальше забегаловки.
Тем более, ей в самом деле не хочется, чтобы Кирен злился, - его мнение всегда было важнее для Альды, чем мнения отца с матерью, его гнев и все, во что он мог вылиться, всерьез задели бы и расстроили Альду.
- Да брось, - допивая кофе, она отставляет чашку и улыбается брату. - Они даже не успеют понять, что меня нет в городе: пока мама с папой остынут, я успею вернуться. Я ведь всего на пару дней приехала, не навсегда.
Альда встает, чтобы, обогнув стол, присесть на колени к Кирену и крепко обнять его.
- Мне было так плохо, так грустно, что я совершенно не соображала. Мне страшно хотелось поговорить с тобой. Сейчас-то я понимаю, что надо было всего лишь позвонить тебе, а не бежать на паром... - положив голову на плечо Кирена, она вздыхает. Альда больше не разыгрывает комедию: ей действительно стало стыдно. - Не злись на меня. Я готова хоть сейчас вернуться в Калгари, если это успокоит тебя.
Предложение не было искренним: пусть расчувствовавшаяся Альда и не намеревается брать своих слов назад, случись Кирену согласиться, но она, тем не менее, очень надеется, что тот не воспримет ее слова всерьез.

0


Вы здесь » Northern Lights » ночи нет конца » walk with the noise


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC